Предложить новость
15 декабря, $ 66.43, € 75.39
     Грузчики грузоперевозки   Услуги грузчиков грузоперевозки газель газон ! Вывоз мусора   89873666470      •      Дом в с.Кряжим   Продам дом в с.кряжим.С документами.Торг.   89878255041, 89271431354.      •      Дом 82 кв м   Продам дер.дом в Нижней Чернавке Вольского района Саратовской области площадью 82кв м,земельный участок 12 соток,баня, гараж, погреб,летняя кухня и др. надворные постройки, Газовое отопление (трубы)АГВ,мебель,можно под материнсий капитал,документы в порядке, долгов по оплате коммунальных услуг нет.   89873347308      •      2 комнаты в коммунальной квартире   Сдам или продам 2 комнаты в коммунальной квартире площадью 40кв м в городе Вольске Саратовской области по улице Малыковской 28.Центр города, рядом с домом остановка, есть горячая вода, старая мебель,документы в порядке, можно под материнский капитал, долгов по оплате коммунальных услуг нет.   89873347308      •
22 сентября 2018 г. 08:39

Народные приметы

22 сентября — Иоаким и Анна и День осеннего равноденствия
День памяти праведных Иоакима и Анны, родителей Пресвятой Девы, считаются помощниками и благодетелями рожениц и бездетных. Этот день праздновали как День рожениц. Поздравляли молодых матерей с младенцами, пекли пироги, варили кашу. В этот день было принято дарить поларки близким людям.


Автор: Редакция сайта [Актуально]
Комментарии:
Гость
Цитировать
22 сентября 2018 г. 13:34
Журнал "Сноб": Андрей Мовчан Власть и игрушки 21 АВГУСТ 2018 8:26 Жизнь в России опасна. И каждому из нас стоит хорошо подумать, прежде чем начать собственный бизнес или даже сделать репост в соцсетях ЗАБРАТЬ СЕБЕ «Марш матерей», проведенный женщинами при поддержке нескольких мужчин — а всего на улицу вышло от 300 до 1500 человек, по разным оценкам, — то ли повлиял на, то ли совпал с решением небольшой региональной головы российского силового чудища временно и немного, но разжать свои челюсти. Под домашний арест из тюрьмы вышли две девушки, обвиняемые в том, что мечтали о лучшем будущем своей страны и даже записали на бумажке, что в крайнем случае могут за него и побороться. Как они его понимали — второй вопрос и, наверное, тема строгой воспитательной работы — но не посадки. Девушки успели в заключении заболеть, что не удивительно, возможно, они останутся инвалидами. Четверо человек, арестованных за те же преступления, остаются под стражей — их имена многочисленные медиа, в последнее время вдруг проникшиеся человеколюбием к двум отпущенным, даже не упоминают. Об их заключении никто не беспокоится, что очень характерно для нашей современной жизни: мы печалимся и радуемся по разнарядке, только получаем ее не от начальника или хозяина, как в старые времена, а от средств массовой информации. Опять в России женщины оказываются лучше мужчин. По русской традиции, в которой договариваться не принято, а можно либо выбивать, либо вымаливать, если власть слаба, за дело берутся мужчины с кольями (наганами, «макаровыми», пачками «зеленых» и пр.) и выбивают «что надо» и из власти, и, еще чаще, друг из друга. Но сегодня власть сильна в русском смысле — громоздка, архаична, злобна и бьет первой, причем со всей силы и во все стороны. Выбить у нее ничего невозможно, проверено многократно, и на первый план выходит «женская позиция» — мужественный символизм (хоть в виде принесения плюшевых игрушек к зданию суда) в сочетании с символичным мужеством (хоть в виде выхода на несанкционированную акцию, тем более что власти города состоят из запуганных мужчин, так что никакая акция, кроме придуманной «наверху», санкционирована не будет). Женщин, разумеется, на всех не хватает. На двух девочек приходятся сотни сидящих за безобидные картинки, тысячи — за подброшенные наркотики, десятки тысяч — за то, что делали бизнес, не поделившись с кем надо или вовсе (какая наглость!) с этим «кем надо» конкурируя. Прогрессивная общественность, воспарившая в России уже давно к вершинам либерализма и в массе своей осевшая — благо ветра у нас последнее время восточные — на Западе, жестко критикует власть за то, что она, из страха перед подданными, стремится запугать общество репрессиями, перемалывая в аду российских пенитенциарных учреждений судьбы и жизни тысяч людей. Эта версия ложится в простенькие лекала, по которым современную власть меряют «старые демократы», но плохо проходит проверку фактами. Российская не купленная и не встроенная в систему власти оппозиция в XXI веке никогда не дотягивала до мобилизации более чем 0,5% населения и никогда не имела электоральный рейтинг выше 10%, а чаще боролась сама с собой за заветные 2% Начнем с того, что еще до всяких посадок, до танцев в церкви, до «закона подлецов», до того, как страх вообще мог появиться из-за заполонивших картинку модернизаций, демократизаций, Сколковых, договоров о сотрудничестве с Европой и временного президента с айфоном, нынешняя власть могла наблюдать реальную оппозицию в таких микроскопических дозах, что, будь это анализ на инфекцию, больной был бы признан здоровым и отпущен без лекарств. Только очень больной паранойей человек мог бы испугаться российской оппозиции в 2011 году, и еще более больной — в 2018-м. Российская не купленная и не встроенная в систему власти оппозиция в XXI веке никогда не дотягивала до мобилизации более чем 0,5% населения и никогда не имела электоральный рейтинг выше 10%, а чаще боролась сама с собой за заветные 2%. Но даже случись чудо и появись такая оппозиция, за которой и ресурсы стояли бы, и программа разумная, и лидеры, могущие не только кричать с амвона, а еще и управлять хоть небольшой компанией и даже договориться с другими силами вместо истошного набрасывания на общий вентилятор, и рейтинг у которой бы стал расти, а не колебаться, как цветок в проруби, около нуля — у современной власти нашлись бы и ресурсы и умения, чтобы либо купить ее, либо расколоть, опорочить, заставить сражаться саму с собой. И в итоге — загнать в старые рамки маргинального меньшинства (собственно, оно так и делается со всеми, задолго до возможного достижения ими «критической массы»). В репрессиях, тем более не точечных и не за «оппозиционную деятельность», нет и не было никакого смысла. Можно бы, конечно, предположить, что наша власть все-таки параноидально боится блогеров с картинками, детей с уставами выдуманных обществ и девчонок, поющих в церкви. Но тогда еще больше ее должны пугать радикальное крыло воинствующих православных, решившее, что имеет право срывать концерты, пробираться в школы и создавать свои кафедры в некогда качественных вузах, полувоенные формирования — от ряженых казаков до патриотических подростков из «МПО Гвардия», экстремисты сатанинско-патриотического толка типа Проханова, Старикова или Дугина и вдохновленные ими языческие секты, нацистские агитаторы, безумные поборники моральной чистоты и скреп имени святого Николая II, которые в любой момент могут, как бывало в российской истории, решить, что «они тут власть». Ан нет — представители этого бестиария (в сущности, их разновидностей много больше) живут в России самым вольготным образом, пользуясь в неограниченном виде свободами победившего либерализма и демократии, и даже больше — им разрешено многое, от громогласного разжигания розни до бития морд, что было бы запрещено в наилиберальнейших странах. Иллюстрация: Bay Area News Group/MCT via Getty Images Этот загадочный факт можно было бы попробовать объяснить собачьей преданностью вышеупомянутых группировок действующей власти, если бы не два нюанса. Во-первых, далеко не все они и далеко не всегда эту преданность выражают, просто эпизоды верноподданничества до нас доносят и провластные СМИ — для них это демонстрация единства народа и власти, и оппозиционные — для них это критика режима и собственных оппонентов. Во-вторых, власть очевидно не нуждается в таких маргинальных партнерах, от которых, в сущности, больше вреда, чем пользы: их все равно некому противопоставлять, а пакости, которые они устраивают представителям нашей маргинальной оппозиции, скорее служат пиару оппозиции, чем борьбе с ней. Нет, конечно, власть в России сегодня не боится инакомыслия, оппозиционеров, блогеров, детей, старушек, собак и кошек. Она пользовалась и пользуется избыточной для сохранения себя поддержкой населения (а когда поддержка падает, она падет не «в пользу» кого-нибудь другого, а в пользу фрустрации, апатии и просьбы к этой же власти «стать лучше»). Она обладает достаточно совершенным аппаратом феодальной пирамиды, построенной на нефтедолларах и обеспечивающей жесткий контроль за всей системой — конечно, как всегда в такой пирамиде, контроль этот отвечает задаче сохранения власти, и никакой другой. Она опирается на три мощных лояльных сословия: чиновников, бюджетников и силовиков, которые обеспечивают ей три ее главных потребности — относительную управляемость страны, электоральный успех и относительное спокойствие в государстве. Лояльность всех трех сословий основана на взаимовыгодном договоре и внушенном их представителям ощущении, что без этой власти они сами не будут существовать, по крайней мере в устраивающем их виде, и потому лояльность их несомненна и будет выдерживать самые разные испытания. Так почему же в стране есть место репрессиям? Ответ на этот вопрос, как мне кажется, кроется в самой сути отношений власти и лояльных к ней сословий. Их договор с властью, описываемый коротко как «лояльность в обмен на привилегии», на деле включает в себя значительно более сложную схему. Помимо совершенно необходимой для поддержания такого договора дискриминации понятия закона, низведения того, что выглядит как закон, до уровня списка рекомендаций силовым органам (рекомендаций, которые нарушаются постоянно, ведь реальным законом является воля более сильного, а у силовых органов всего лишь есть задача эту волю формально и по возможности подводить под писаные законы), эта схема предполагает и существенную автономию привилегированных сословий, и «поверхностность» систем их администрирования, вызывающую множественные негативные побочные явления, которые власти приходится терпеть, чтобы сохранить социальный договор. Случаи разоблачения коррупции часты настолько, насколько часты схватки между группировками внутри чиновно-силовой корпорации за «кормушки» Самое яркое такое побочное явление — чиновно-силовая коррупция. О ней и общество, и власть говорят обильно и гневно; тем не менее ее уровень не снижается, скорее, растет. Случаи ее разоблачения часты настолько, насколько часты схватки между группировками внутри чиновно-силовой корпорации за «кормушки» — зоны экономики, где коррупция дает наиболее обильные прибыли. При этом коррупция является по сути формой налога на содержание двух из трех привилегированных сословий. Третье содержится из бюджета, благо его представители не рвутся шиковать. Победить ее и невозможно (а кто будет бороться? сами с собой?), и вредно — на ней держится лояльность, придумывать новый ее источник и сложно, и долго, и накладно. Репрессивный характер правоприменения в России имеет схожую природу. Уже в 1990-е годы, когда силовики еще не были элитой, а власть захватывало новое чиновничество в союзе с назначенными олигархами, уголовное право стали применять для конкурентной борьбы (тогда в пределах бизнеса). Удачную идею подхватила власть, тем более что союз с силовиками уже просматривался. Система правоприменения, от законотворчества и до ГУИН через следствие, прокуратуру, суд и прочее, была сориентирована на возможность обвинения, управляемость судебного решения, произвольность наказания и ужас его отбывания. Машина, построенная для обуздания чиновничества и укрощения олигархов, прекрасно сработала: единицы пытались сопротивляться, остальные к 2004 году научились ходить строем и петь хором. Но машина-то осталась, более того, осталась в руках новой привилегированной группы, которая, с одной стороны, должна была служить власти защитой, а с другой — реализовывать свои привилегии. И машина не прекратила свою работу, благо во главе этой группы стояли люди, привыкшие держать в руках молоток правосудия, а во всем вокруг видеть гвозди. Конечно в основном эта машина использовалась и используется все для той же коррупции. Но растущие силовые органы — в России сегодня попадание детей в силовики не только почти единственный социальный лифт, но и предел мечтаний для большинства матерей — требуют адекватной занятости (или ее имитации). Бюрократия должна расти, рост надо обосновывать, дисциплина может поддерживаться только требованием активной работы — выполнения планов, например, причем планы должны все время увеличиваться. Силовики кровно заинтересованы в росте количества составов преступлений, то есть чтобы завтра сажали за то, за что вчера не сажали Вот и держится работа правоохранителей на АППЛ — «аналогичных показателях прошлых лет», которые надо все время перевыполнять, иначе не будет расширения штатов, новых должностей, званий, премий. Вот поэтому силовики кровно заинтересованы в росте количества составов преступлений, то есть чтобы завтра сажали за то, за что вчера не сажали, в составах преступлений, описанных настолько нечетко, чтобы любого можно было под них подвести, в праве безнаказанно провоцировать на такие преступления (все же фальсифицировать преступления, как это бывает с подбрасыванием наркотиков, сложнее и опаснее: вдруг попадешь под каток конкурирующего клана и сам станешь частью статистики). Вот и изобретаются статьи типа 280 и 282; вот и живут в хозяйственном праве такие динозавры, как валютный контроль; вот и сохраняются в правоприменительной практике такие безумные с точки зрения здравого смысла лазейки, как возбуждение уголовного дела о нанесении ущерба без заявления потерпевшего и решения гражданского (арбитражного) суда. Власти же по большому счету все равно, сколько блогеров сядет, сколько предпринимателей будет разорено из-за опечатки в экспортном контракте, сколько бизнесменов пойдут в тюрьму по липовому обвинению в мошенничестве. Ни «креативный класс», ни бизнесмены не являются ее, власти, партнерами, не принадлежат к сословиям, с которыми у власти есть договор; а значит, они не более чем кормовая база и ресурс для высших сословий. Конечно, крайне сомнительно, чтобы тотальная коррупция, так же как силовой беспредел, вызывала у власти позитивные чувства. Наверняка они заставляют наших высших феодалов морщиться и периодически проводить беседы с вождями силовиков и чиновников на тему «надо же знать меру». Недаром мы видим, как иногда челюсти разжимаются; недаром хорошо знакомая с тем, как «дела делаются», Симоньян доверительно пишет в соцсетях: «Не мешайте вызволять деточек, тут уже ТАКИЕ ЛЮДИ задействованы…» Но дети в тюрьме для власти — сollateral damage, неизбежная плата за социальный договор. А если происходит что-то особенно сентиментальное, «такой человек» может точечно исправить ситуацию и верить потом, что заслужил место на небесах. Скажем даже больше. Власть совсем не хочет, чтобы в тюрьмах России было слишком много заключенных. Это и большие бюджеты, и рост антисоциальной прослойки общества, и плохой имидж. За последние десять лет, то есть как раз «в период репрессий», количество заключенных в России упало в полтора раза — в основном за счет сокращения средних сроков заключения, декриминализации части статей и отмены заключения как формы наказания по другим. И эта политика власти сильно бьет по АППЛ и еще больше толкает правоохранителей в сторону 280-й, 282-й и подобных статей. У вас сегодня вероятность попасть в тюрьму составляет меньше 4%. Это примерно равно вероятности погибнуть в автокатастрофе или от случайной травмы Понимание этого должно помочь нам ориентироваться в существующей ситуации, не питать ложных иллюзий, но и не впадать в бессмысленное отчаяние. Следствием самой конструкции нашего общества является отсутствие в нем примата закона. Осужден может быть кто угодно и за что угодно. Скорее, удивительно, что еще не идет системная кампания посадок всех, кого может быть выгодно посадить — например, квартира у него хорошая, мог бы продать и откупиться. С большой вероятностью это — дело недалекого будущего. При этом риски надо оценивать здраво. Количество заключенных в России несколько снижается и на сегодня составляет примерно 600 000 человек или 405 на 100 тысяч. Из них около половины осуждены за убийства, разбойные нападения или кражи. Осужденных по другим статьям (а половина из них — за незаконный оборот наркотиков, но мы не будем исключать ее из-за опасности «подброса») всего 0,2% населения или 0,3%, если исключить детей. При среднем сроке заключения по этим статьям около 5 лет, за 60 лет взрослой жизни (живите долго) при чисто случайной выборке «кого посадить» у вас сегодня вероятность попасть в тюрьму составляет меньше 4%. Это примерно равно вероятности погибнуть в автокатастрофе или от случайной травмы. Существует, конечно, несколько очевидных советов, сокращающих риски. Не надо публиковать картинки и слова, за которые можно зацепиться — так вы сами нарываетесь на дело, и вам даже спасибо не скажут. Не надо заниматься бизнесом, а если все же очень надо, то занимайтесь бизнесом, по возможности не имеющим активов или имеющим их за рубежом, не взаимодействуйте с государством и не дай бог не берите у него деньги, не лезьте в сферы, где кормятся «привилегированные» (природные ресурсы, базовая логистика, госзаказ и прочее), не создавайте сложных трансграничных схем. Не надо участвовать в публичных акциях — толку от них все равно ровно ноль, а возможность вас репрессировать колоссальная. Ни в коем случае не надо создавать или участвовать в организациях, если в их документах записано хоть что-то о политике (за исключением общеизвестных и давно существующих), особенно если это предлагают малознакомые люди. Польза от таких организаций ноль всегда, не обольщайтесь, а вы — готовый кандидат под 280-ю. Не занимайтесь в России никакой наукой, где есть связь, заказ или совместная работа с «оборонкой» или идет речь о материалах и технологиях двойного назначения. То же самое касается работы с наркотическими веществами в любой форме, даже сугубо теоретической. Наркотики — вообще страшная тема, стоит следить за собой: от категорического предупреждения осмотров и обысков вашей машины, сумки, карманов или жилища без независимых свидетелей (и то непонятно, поможет ли) до категорического запрета на посты во «ВКонтакте» о кайфе в Амстердаме или ношение майки с характерным зеленым листком. В случае «Нового величия» резонанс достался только двум арестованным — и все, бетонная стена. Без резонанса сидят профессора, бизнесмены, блогеры и вообще кто попало Но также не надо думать, что выполнение этих рекомендаций гарантирует, что за вами не придут. Потребуется выполнить план или получить с вас денег, или освободить место на парковке, потому что судье некуда машину поставить, — и дело найдется и для вас. Неправда, что общественный резонанс, «да вы знаете, кто я такой?» или хороший адвокат являются панацеей и могут вас защитить. Резонанс вам создать не удастся, если таинственные силы не сочтут, что он нужен: вот в случае «Нового величия» резонанс достался только двум арестованным — и все, бетонная стена. Без резонанса сидят профессора, бизнесмены, блогеры и вообще кто попало. Ваш вклад в величие державы и международное имя сегодня никому не нужны — лучшие ученые и режиссеры садятся как миленькие, чтобы обеспечить премией младшего оперуполномоченного, а другие лучшие ученые и режиссеры, которые делали ровно то же самое, гуляют на свободе: то ли до поры, то ли как повезет. Похоже, единственное, что пока еще как-то (не понятно, как точно) работает в этой системе, — это заступничество с самого верха, причем не публичное — как раз публичное заступничество вызывает упрямство органов: «на нас нельзя влиять», — а кулуарное. Как его обеспечивать, я в принципе не знаю, тут вам нужны другие советчики. В целом же надо держать в голове важную истину: жизнь в России сравнительно опасна, и нет простых правил, как эту опасность нивелировать. Хотя уменьшить ее, конечно, можно. Так что, как часто бывало в истории России, каждому, кто не принадлежит к «элите» и/или не очень хочет к ней принадлежать, остается для себя решить: принимать такие риски и оставаться или не принимать — и уезжать. Кстати, никто не сказал, что решение это однозначно. Тут каждый выбирает сам.
Имя:

Текст сообщения:




Рекомендуем: [Актуально]